Главная
Год 2015
Год 2016
Год 2017
Год 2018
Карта сайта
Гостевая книга
Алименты

01 июня 2015 г.
02 июня 2015 г.
03 июня 2015 г.
04 июня 2015 г.
05 июня 2015 г.
06 июня 2015 г.
07 июня 2015 г.
08 июня 2015 г.
09 июня 2015 г.
10 июня 2015 г.
11 июня 2015 г.
12 июня 2015 г.
13 июня 2015 г.
21 июня 2015 г.
29 июня 2015 г.
30 июня 2015 г.

Апрель 2015 г.
Май 2015 г.
Июнь 2015 г.
Июль 2015 г.
Август 2015 г.
Ноябрь 2015 г.
Декабрь 2015 г.


02 июня 2015 г.

Счастливая семья - это та семья, в которой нет страха.

 

 

Гиперопекающая мать, декларируя, что она заботится о ребенке и желает всего самого лучшего, в действительности формирует у ребенка комплекс страха утратить эту заботу и эту гиперопеку, что и логично мы никогда не хотим расставаться с тем, что нам очень нравится. Ребенок свой комплекс страха утратить заботу матери переносит на другие явления, которые его окружают - страх высоты, скорости, воды, призраков, и т.п. - так называемые фобии. Т.е. страх ребенка определяется насколько декларируемая забота и реальная забота сбалансированы: если мать делает перекос в сторону декларации заботы, а на самом деле не обеспечивает её, то у ребенка сформируется фобия, которая с учетом конкретного характера ребенка может привести к тому, что ребенок просто убежит из дома, что и логично: когда нам, что-нибудь страшно, мы этого избегаем - такое поведение рациональное в оппозиции к иррациональному поведению матери; если мать делает перекос в сторону реальной заботы, не декларируя её, то у ребенка может сформироваться "дефицит" внимания матери. В таком случае мать и ребенок могут "поменяться местами": мать может "сбежать" от ребенка, т.е. перепоручить опеку, воспитание, заботу другим людям.

Гиперопекающая мать формирует у ребенка комплекс страха (он же комплекс вины, который образует основу низкой самооценки ребенка), через систему запретов базовых неотторжимых ресурсов ребенка. Происходит это следующим образом: хочет, например, ребенок съесть печенье или мороженное, а мать ему не разрешает, не объясняя, почему этого нельзя делать. Вернее, мать дает какое-то объяснение, но оно не объясняет ребенку причинно-следственную связь и мотивацию запрета матери. Т.е. запрещать, конечно же, нужно, но делать это следует лишь в тех случаях, когда это целесообразно и обязательно давая ребенку объяснение реальной причинно-следственной связи между: 1) его поступком/желанием; 2) последствиями поступка; 3) собственно запретом. Матери любят злоупотреблять этой триадой, лишь формализуя  эту связь. Например, на вопрос ребенка: "почему мне нельзя мороженное?" мать ответит: "потому что у тебя будут болеть зубы." - т.е. в эту связь между желанием, последствием и запретом, мать вклинивает компонент страха, т.е у ребенка формируется шаблон: все что дает удовольствие - страшное, причиняющее боль страдание и т.д.
А что тогда должна говорить мать, когда ребенок просит мороженное, хочет гулять допоздна, хочет пойти в гости один и т.п.? Может не нужно ничего угрожающего говорить ребенку, а разрешить, но с каким-то логичным условием, т.е. договориться. Таким образом, отношения, которые выстраиваются по схеме шантажа и угроз заменяются на отношения, которые выстраиваются по схеме договора, в основе которого лежит такая последовательность: сперва объясняются все последствия и дается право выбора. Сравните  со схемой выстраивания отношений по схеме шантажа и запугивания: сперва ребенок лишается выбора, а затем ему объясняется, почему он чего-либо не может делать. В первую очередь мать лишает ребенка права (депривирует) на информацию - ребенку просто не говорят, что в холодильнике есть мороженное, или что он сам может решить, как провести свои выходные и т.п. и такое положение дел может сохраняться до подросткового периода, когда роли меняются - теперь подросток не считает нужным информировать мать (депривирует) о своих намерениях, желаниях и планах - он сам открывает себе право на свободы "взрослой" жизни, о которых у него искаженное представление.
По причине сформированного гиперопекой матери комплекса вины/страха подросток в авральном порядке отвоевывает свободы взрослой жизни в режиме "воровства" - втайне начинает курить и распивать спиртные напитки от взрослых, уходит из дома, "заражается" игроманией, попадает в дурную компанию и т.п. Мать не может понять, от чего произошла такая перемена в отношениях с ребенком - ведь "он всегда мне всё рассказывал, делился своими мыслями" - на самом деле ничего принципиального и не менялось - отношения как в самом начале были основаны на депривации, шантаже, немотивированных и иррациональных запретах, так и продолжают таковыми оставаться. Изменилось лишь одно - ребенок морфологически (внешне) стал походить на взрослого. Еще три-четыре года и он автоматически станет взрослым и юридически, т.е. сам автоматизм и неизбежность статуса взрослого помноженный на инфантилизм ребенка/подростка вызванный гиперопекой матери  и приводит к формированию девиантного типа психики подростка.

Вывод: немотивированные запреты, ограничения прав (депривации) со стороны гиперопекающей и доминирующей матери формируют интеллектуально неполноценного, личностно ничтожного (малодушного) и  девиантного подростка. Иррациональные и немотивированные запреты и ограничения вызывают у ребенка  системный страх, который в подростковый период будет актуализирован девиантным асоциальным поведением: алкоголизмом, наркоманией, игроманией, дромоманией (побеги из дома и бродяжничество) и т.п.

 



 
Лопатин Владимир Владимирович  
Екатеринбург
   Тел.: +7 (982) 6259734    simbioz2004@bk.ru    skype: vlopatinv   fb: Владимир Лопатин


Гостевая книга