Главная
Год 2015
Год 2016
Год 2017
Год 2018
Карта сайта
Гостевая книга
Алименты

01 июля 2015 г.
02 июля 2015 г.
03 июля 2015 г.
04 июля 2015 г.
05 июля 2015 г.
06 июля 2015 г.
10 июля 2015 г.
11 июля 2015 г.
12 июля 2015 г.
13 июля 2015 г.
14 июля 2015 г.
15 июля 2015 г.
16 июля 2015 г.
17 июля 2015 г.
20 июля 2015 г.
21 июля 2015 г.
22 июля 2015 г.
23 июля 2015 г.
24 июля 2015 г.
25 июля 2015 г.
26 июля 2015 г.
27 июля 2015 г.
28 июля 2015 г.
29 июля 2015 г.
30 июля 2015 г.

Апрель 2015 г.
Май 2015 г.
Июнь 2015 г.
Июль 2015 г.
Август 2015 г.
Ноябрь 2015 г.
Декабрь 2015 г.


14 июля 2015 г.

Миру - труд, труду - май, а счастье само идет ... мимо!



Сегодня прошло судебное заседание по порядку общения с детьми. Со скрипом подписали мировое соглашение. Теперь все по порядку.

На предварительном заседании седьмого июля 2015 г. Татьяна неистовствовала - написала аж пять листов возражений к моему иску, суть которого - восстановить мои права и обязанности родителя, т.е. обязать её не чинить мне препятствий выполнять мои родительские обязанности по содержанию, воспитанию, образованию и развитию детей. Т.е. Татьяна самолично решила ограничить меня не то чтобы в правах, а даже в обязанностях, и таким образом она вступила в конфликт с государством в лице опеки и семейного кодекса, чего она, как мне показалось, так и не поняла. В своих возражениях она писала, что якобы не противодействует мне осуществлять родительские обязанности, но по сути всеми своими возражениями от начала и до конца она подтвердила, что чинит мне препятствия. Параллельно она ушат за ушатом выливала на меня свои помои: я оказывается садист, извращенец, террорист, психопат и сектант, поэтому мне ни в коем случае нельзя доверять детей, и вообще, я якобы хочу использовать детей как средство давления на нее перед предстоящим разделом имущества. Получилось странно, Татьяна, говоря, что не противодействует моему общению с детьми,  приводит свои доводы, в которых однозначно указывает, что она против моего общения с детьми. Судья не придала значения Татьяниной писание обо мне и из-за постоянных нестыковок и несуразностей Татьяниного потока сознания вынуждена была предложить всем пройти психолого-психиатрическую экспертизу, что, очевидно, в планы Татьяны не входило. Более того, опека уже заинтересовалась Татьяниным раскладом и планировала сделать Танину семью (а как сегодня я услышал от Кати Каширской, Танина семья - это Таня, Ева, Лея и сама Катя) учетной. Одним словом, возникла ситуация  "фифти-фифти", я взял за основу возражения Татьяны в суде: "я никогда ему не препятствовала, у него есть ключ, он может в любой момент прийти и общаться с детьми" - т.е. выходит, если я после этого её заявления приду и возьму Еву, например, чтобы купить Еве одежду (обувь у Евы была в жутком состоянии, голова не мылась неделю, одежда, купленная в прошлом году, мала), то это подтверждит, что Татьяна в суде не лгала, и я бы тогда отозвал иск и стал бы общаться с детьми без всяких судебных разбирательств; но если бы Татьяна не дала мне Еву до второго заседания, это подтвердило бы то, что она противодействует и мой иск в суде получил бы дальнейший ход, не важно в виде мирового соглашения, или уточнений исковых требований, или моих возражений на Танины возражения, или экспертиз, или еще чего судья могла бы предложить. Одним словом, до суда мне нужно было пообщаться с Евой для того, чтобы либо (если Таня даст беспрепятственно Еву) прекратить судебную тяжбу по детям (иск был мной инициирован для того, чтобы устранить Татьяну как посредника между мной и детьми), либо (если Таня будет препятствовать в любой форме): 1) доказать, что в системе Татьяны противодействовать мне в любых смыслах, чтобы я не делал и не предлагал; 2) еще раз выявить договоронепригодность Татьяны и её феноменальную способность переобуваться на лету.
Для того чтобы заставить Таню не противодействовать именно в тот день и одним моим приходом за Евой обязательно с кем-то еще, кто мог бы блокировать Танин саботаж, я смог бы отменить у Евы все Татьянины страшилки про плохого папу. Если бы я пришел один, то Татьяна мне просто не дала бы Еву, или дала бы общаться с Евой, но только в её присутствии, или разыграла бы слезливую сцену, чтобы у Евы еще лучше закрепилось представление о папе как о тиране и подавителе, или спекулировала бы как-то по-иному, действую по ситуации. Я думал, что наши общие друзья смогли бы быть этими третьими лицами, которые не позволили бы Татьяне спекулировать на ситуации - я пришел, а Татьяна при Еве плачет и называет меня тираном и агрессором, и чего-то там не дающим и не делающим, и Ева получает подтверждение Таниным небылицам про меня рассказываемые за девять месяцев. Наши общие друзья единственные из всех, кто владеет всем объемом информации о положении дел. С общими друзьями я договорился о встрече на 19.00 10 июля 2015 г. (накануне встречи с Евой).  У меня была задача подробней узнать о специалистах для коррекции Леи. После плодотворной беседы про коррекцию я попросил своих друзей, чтобы они мне помогли организовать встречу с Евой, они отреагировали очень тепло и согласились. Нужно отметить, что они за все время, пока я не мог общаться с моими детьми, как мне казалось, занимали нейтральную позицию по отношению ко мне и Татьяне, и всегда учитывали интерес только детей. После этого посидели еще за чашечкой кофе и я отправился домой.
На следующий день (суббота 11 июля 2015 г.) я встал рано и приготовился к мероприятию "Встреча с Евой", т.к. мы не договорились о точном времени, потому что не знали Татьяниного расписания, но договорились с общими друзьями, что они позвонят Татьяне и узнают, когда можно будет всем пятерым (я, и семья наших общих друзей) заехать за Евой. Однако, вместо звонка я получил сообщение, что они все не поедут и причина - сломанный зуб. Я предложил поехать оставшимся троим, у которых все было в порядке, а четвертой после ремонта зуба присоединится к нам, на что получил следующее сообщение, что нужно весь день ждать врача, и что Татьяна готова переговорить со мной напрямую. Я пытался долго объяснить, что они мне в этот день необходимы как воздух. Получил последнее сообщение, что они запутались, кому что нужно, что Татьяна считает мою затею провокацией, и что я должен сам на неё выйти, и как слабое утешение предложили мне с детьми встретиться на следующие выходные, возможно. Я тогда позвонил Таниной племяннице Юлии и поинтересовался у нее не составит ли она нам с Евой компанию. Юля сказала, что она со своей сестрой Алисой как раз едут в Екатеринбург из Березовского проводить время и не прочь зайти к Тане и повидаться с Евой и Леей.
Получается, что я ошибался, когда думал, что  мои друзья занимали нейтральную позицию по отношению ко мне и Татьяне и всегда учитывали интерес только детей. Я думал, они понимают, что все, что я делаю, я делаю исключительно в интересах детей, а Татьяна мне препятствует. На деле получилось, что мои друзья занимают нейтральную позицию по отношению ко мне и детям, и всегда учитывают интерес только Татьяны и детей, но только в рамках интереса Татьяны.
Интересный феномен: почему у моих друзей абсолютная уверенность, что Татьяна патологически не может сказать неправду, т.е. откуда у них убежденность, что все, что говорит Татьяна - правда? Татьяна сказала им, что это провокация, они и верят, а я сказал им, что мне они необходимы, и мне не верят. Даже представим, что дети проживали бы со мной, то ничего бы не поменялось - Танины слова для таких людей (конформистов) априори являют истину, потому что им так удобнее. Но у каждого человека есть право выбора, с кем общаться и на какие темы. Просто этот эпизод показал, что моим друзьям легче и понятней общение с Татьяной, а не со мной.
Я позвонил Татьяне у нас состоялся разговор. Вот стенограмма:
Я - Тань, привет.
Т - Привет.
- Я бы хотел сегодня с Евой погулять.
- В моём присутствии.
- А почему в твоём присутствии?
- Ну тогда решение суда будем ждать.
- А при чем тут решение суда? Ты же сказала, что я могу в любое время Еву брать.
- До подачи твоего иска  в суд, да.
- Я только одежду куплю и все.
- Купи одежду и принеси.
- Одежду нужно мерить.
- (Замешкалась. Молчит.)
- Если тебе так спокойнее будет, я буду не один.
- Это меня еще больше напряжет.
- Почему? Напряжет что?
- Что ты будешь не один.
- Тебе эти люди все знакомы.
- Так... (переключается в режим атаки) давай без посредников.
- Так с компанией лучше отдыхается. С моей стороны провокация быть не может, и ты это знаешь.
-  Ситуация состоит в том, что, ну я понимаю так, что во вторник состоится суд и сейчас это является провокацией с твоей стороны. Поскольку...
- А провокация в чем с моей стороны?
- Ну-у, если я тебе сейчас откажу, то ты этим будешь манипулировать в суде.
- Так наоборот же.
- Мы с Леей такие страшные, что не можем присутствовать, когда вы покупаете одежду?
- Я хочу с Евой, причем тут ты-то, я не понимаю.
- До суда мои позиции неизменны. Я не очень уверенна в твоих поступках.
-  Ты так мне сейчас и препятствуешь.
- Так приходи общайся.
- Почему ты сделала монополию на ребенка?
- Потому что ты от них отказался.
- Я отказался? Я от них не отказывался.
-  Мы собирались гулять, что мне теперь делать?
- Ты мне сейчас отказываешь общаться с детьми?
- Я тебе не отказываю.
- Тогда почему ты мне запрещаешь встретиться с Евой сейчас? Я хочу выполнять свои родительские обязанности, а ты мне препятствуешь. У меня есть такое же право, почему ты этим правом манипулируешь? Что такого если я два часа побуду с Евой в присутствии свидетелей, я же таким образом предотвращаю твою провокацию. Я хочу реализовать свою обязанность, а ты мне препятствуешь, как ты не понимаешь, что сама себе подписываешь приговор в самом препятствии.
- (молчит)
- Ты мне препятствуешь?
- Ну вообще-то нужно еще спрашивать Еву (ребенок крайний).
- Ты мне препятствуешь общаться с моим ребенком? Ответь мне на вопрос.
- Нет.
- Тогда я сейчас прихожу с Юлей и Алисой и мы забираем Еву.
- Кто такие Юля и Алиса?
- Юля и Алиса - это твоего брата дети.
- Как это ты сможешь их забрать?
- Они как раз едут сейчас к тебе, и мы все вместе берем Еву и идем гулять.
- Все равно надо спрашивать у Евы (голос растерянный, потому что она не ожидала такого поворота событий, ведь она уже знала, что наши общие друзья отказались помогать мне, т.е. она успешно подавила и поглотила их).
-  Мы втроём придем  спросим Еву и пойдем, а ты за это время не настраивай Еву против меня, что я какой-то агрессор.
- Вот этого никогда не было.
- Тогда бы она не пряталась от меня при встрече в "Гринвиче".
- (бросила трубку).

Через минут тридцать позвонила Юля с Алисой, я встретил их на улице и мы поднялись в квартиру. Первом делом я обратил внимание на замки, Таня на суде опять лгала, говоря, что она мне не противодействует тем, что я якобы могу в любой момент приходить, открывать своим ключом дверь и общаться с детьми - на самом деле замки были заменены предположительно еще в прошлом году. Позвонили, Татьяна открыла дверь. Первыми зашли Юля и Алиса, я следом. Евы и Леи не было в коридоре - они были в большой комнате. Татьяна была удивлена, но сохраняла видимость спокойствия. Я снимаю обувь и прохожу в комнату и спрашиваю Еву: "Пойдешь в магазин?" Ева ничего не ответила. В комнате я еще раз спросил Еву, она взяла игру и предложила Юле, Алисе и мне поиграть. Играли минут двадцать, в это время Татьяна все ходила кругами, то в комнату, то на кухню. Во время игры я еще повторил свой вопрос: "Ты пойдешь в "Гринвич", купим одежду и поразвлекаемся?" Ева ответила: "У мамы надо спросить." Я: "А ты сама хочешь?" Ева подбежала к Татьяне и начала спрашивать. Было видно, что Таня переламывает себя, говоря Еве: "Ты сама, как хочешь? Тебе хочется?" - настолько для Татьяны это противоестественно, спрашивать у ребенка, что он хочет. Ева сказала: "Да". Тане пришлось сказать: "Тогда собирайся и идите."
В магазине купили: три пары джинсов, четыре футболки, сумку, шорты, комбинезон, две пары обуви (кроссовки Ева сразу надела), куклу, продукты и много сладких вкусняшек, торты, для Леи  упаковку (18 штук) кефира и мясного пюре "Тема", чай, два килограмма мяса, печенье, сыр. Я в магазине Еву спрашивал: "Что еще нужно домой?". Ева: "У нас все есть, нам бабушка все привозит и тетя Катя приносит, когда Лея спит, а в воскресенье мы все едим пироги в церкви". Приехав домой, Ева была веселая, делилась впечатлениями, разгружала сумки с продуктами, хвасталась обновками (комбинизон тут же надела и всем показывала), организовала чаепитие, все были не против т.к. к чаю был куплен вкусный торт. В квартире явных признаков надомной работы швеи не было, зато были у мусорного ведра две двухлитровые пустые пластиковые бутылки из под пива и кальян готовый для курения.



 
Лопатин Владимир Владимирович  

   Тел.: +7 (982) 6259734    simbioz2004@bk.ru 
  skype: vlopatinv   fb: Владимир Лопатин

Instagram: lopatinwladimir