Главная
Год 2015
Год 2016
Год 2017
Год 2018
Карта сайта
Гостевая книга
Алименты

Апрель 2015 г.
Май 2015 г.
Июнь 2015 г.
Июль 2015 г.
Август 2015 г.
Ноябрь 2015 г.
Декабрь 2015 г.


24 мая 2015 г.

"Там у него игрушек на  200 000,00 рублей".

Когда-то я тоже считал, что, покупая самую дорогую, яркую, современную игрушку и  в самом дорогом магазине, и когда в этом магазине много других родителей делающих тоже самое, что и я, то можно угодить своему ребенку, но когда началась моя подготовка Евы к школе, я понял, как сильно я ошибался. Для Евы (как впрочем и для остальных детей) настоящие игрушки - это то, что привлекло её внимание на улице. Например, уже в первые теплые весенние дни 2014 г., передвигаясь пешком (хотя имеется машина и мне, как казалось бы было бы проще отвозить ребенка на машине, но я был убежден, что каждое взаимодействие с Евой должно было быть неким интересным и познавательным событием для неё (и как оно оказалось и для меня) неким перформансом, который остается в памяти ярким эмоциональным оттиском), из садика до того или иного места проведения различных занятий, я не только разрешал, но и инициировал, чтобы Ева сама находила и подбирала что-нибудь лежащее на земле интересное для себя,  и тут же мы придумывали, что это будет. Например, из грязной цветной бутылки Ева придумала сделать вазу; из желтой железки она сделала фотоаппарат, который подарила кому-то в садике; из шишек сделала ожерелье и т.п. Получается, что самая настоящая игрушка - это что-либо найденное на улице, т.е. то, что само "попросилось" в руки, то, что выделилось зрительно, и то, что захотелось взять, раскопать, очистить от мусора, грязи, т.е. сделать чистым. Аналогичным образом мы поступаем, когда видим на улице беззащитного щенка, котенка, которым хочется оказать внимание и заботу. В основе этого феномена лежит врожденная базовая потребность человека быть нужным и получать за это в свою очередь заботу о себе от окружающих - в этом заключается социальность человека. Магазинные игрушки лишены этой функции, т.к. исключены из структуры оказания заботы и получения её.

Как я уже писал 17 мая 2015 г.: "Мать будет запрещать ребенку все, что ребенок будет делать безотносительно связи с матерью, т.е. самостоятельно, индивидуально т.е. так, где мать не нужна принципиально, например, среди пищевых структур это все, что индивидуализирует и предназначено для индивидуального и/или оформлено, как что-то индивидуальное, например, мороженное, ...". [...] "Также мать будет запрещать ребенку подбирать на улице палку и играть с ней. Почему? Потому что палка - это индивидуальное средство защиты, которое отрицает мать, делает её ненужной для ребенка. Сравните реакцию аналогичного авторитарного/тоталитарного режима - Советского Союза, в котором запрещалось заниматься каратэ по той же самой причине - человек владеющий каратэ может защитить себя сам, и не нуждается в помощи со стороны. В настоящее время в России запрещено ношение личного огнестрельного оружия - все по той же причине. Потому что гражданин становится независимым, может постоять за себя САМ."

Получается, что ребенок в обычной палке, коробке, камне находит больше возможности моделировать игровую ситуацию, чем это дает ему возможность электронный вертолет, т.е. традиционные игрушки, которые покупаются в магазине игрушками и не являются - они всего лишь суррогат настоящих игрушек. К более-менее функциональным игрушкам можно отнести: мяч, обруч, кубик, меч, ведро и т.п. Главное свойство игрушки для ребенка это их недифференцированность (неоднозначность, неопределенность) - свойства не иметь точного назначения и, благодаря этому возможность быть включенным в различные игровые контексты. Например, палка она может быть мечом, зонтом, усиком, шпалой, рукой, головой дракона и т.п. Для кого нужны промышленные игрушки? Для родителей и чтобы родители могли показать свою покупательскую способность, статус и т.п.

Когда начался Евин проект "Подготовка к школе", первым делом я сказал Еве: "Ты скоро пойдешь в первый класс и тебе нужно место, где тебе будет уютно и удобно заниматься, учитывая еще, что ты будешь заниматься в музыкальной и художественной школах, театральной студии, в танцевальном кружке, и ты к этим школам-кружкам тоже будешь готовиться дома. У тебя будут домашние задания, и тебе нужно место, чтобы к ним качественно готовиться, и поэтому свою комнату ты должна обустроить с учетом всех этих предстоящих требований, чтобы твоя комната стала удобной, функциональной, чистой и уютной". Ева сама начала сортировать игрушки на те, в которые она будет еще играть ("Монстр хай" - собирала коллекцию), и на игрушки, в которые она точно играть не будет. Навела порядок в многочисленных книгах, пересортировав их на те, которые точно читать и смотреть не будет, и те, которые были ей еще чем-то дороги. Тоже самое коснулось настольных игр, качели, горки и её других личных вещей. Затем убрали качели и горку для того, чтобы её комната стала местом, где учатся, работают, отдыхают, а не только играют.

Таким образом уникальная ситуация - у Евы появилась её своя личная комната, в которой она могла делать все, что она хотела, приглашать того, кого она считала нужным пригласить. До этой ситуации у ней не было личного пространства. Я еще в "прошлой жизни" как-то в беседе с Таней предложил этот вариант с личной комнатой для Евы, но получил в ответ абсолютное непонимание со стороны Тани, которая назвала моё предложение абсурдным. Таня считала, и наверное, до сих пор считает, что мать должна входить везде без стука, и если потребуется, то даже открывать дверь в комнату Евы пинком ноги. Конечно, худо-бедно я пытался организовать для Евы её личное пространство, и я сам всегда перед тем, как зайти к ней в комнату, спрашивал у Евы разрешение на это. Первое, видя моё уважительное отношение к личному пространству ребенка (как Вы помните, мать не считает, что ребенок - это самостоятельная отдельная личность), Таня сначала смеялась, показывая всем своим видом, что все, что я делаю - это, типа, такая милая игра, шутка и относиться к этому серьезно ну никак нельзя; второе, она была уверена, что меня хватит на пару месяцев, а то и меньше. Но убедившись, что я последователен в своих поступках, включая и то, что я всегда спрашивал у Евы разрешения всего, что касалось её личного пространства, времени, вещей, целей (это чем она хочет заниматься, куда хочет пойти, что посмотреть, как провести свое время и т.п.) и всегда поправлял Еву, когда она меня называла по статусу - папой - который для меня ничего не значит, я хотел, чтобы Ева меня называла Вовой. Моя последовательность формирования личности ребенка через уважение его личного пространства и другие базовые, неотторжимые ресурсы начала приводить Таню в неистовство. Можно выделить четыре фазы Таниного противодействия моей последовательности воспитать в Еве личность, которая бы в дальнейшем не завесила от прихотей, глупостей, капризов, самодурства окружающих, даже если это мать, а как иначе-то ребенку социализироваться в коллективах, если он будет только конформным и целиком зависеть от мнения большинства: первая фаза - обратить все, что я делаю с Евой, в глупую бессмысленную игру с посылом, конечно же, на Еву; вторая фаза - дать язвительную и саркастическую оценку любому моему взаимодействию с Евой; третья фаза - залечь на дно и заняться сбором информации, чтобы выявить уязвимости в моём взаимодействии с Евой с параллельным брейнвошингом (промывка мозгов) Евы; четвертая фаза - агрессия в выявленных уязвимых местах моего взаимодействия с Евой.

На практике все эти фазы были представлены так: первая фаза - Таня приняла активное участие в как она считала игре "личная комната для Евы". Таня, задорно смеясь, стала пародировать мои действия, даже тоже начала спрашивать вслед за мной разрешение войти в комнату. Например, когда я говорил: "Ева, можно я войду в комнату?", Ева мне всегда отвечала: "Вова тебе всегда можно". Таня тут же подключалась: "Ева, а мне можно? Ха-ха-ха". Ева всегда молчала, что было единственно верным решением в в её положении заложника; вторя фаза - язвительная - Таня стала явным образом передразнивать меня; третья фаза - Таня перестала реагировать  и обращать внимание на моё взаимодействие с Евой, всем видом показывая, что игра наша затянулась и начинает её уже напрягать, раздражать, но Таня находит в себе силы терпеть (и за это мы с Евой должны ей вечно быть обязанными); четвертая фаза - фаза конфликта: однажды, я сделал Тане замечание, почему она входит в Евину комнату без разрешения Евы, Таня стеклянным голосом ответила, что она не считает, это нужным делать в своей квартире. "И вообще я буду входить куда хочу и когда хочу, открывая ногой дверь." Дальше я продолжал делать, как я считал нужным, а Таня действовала, как она считала нужным.

Возвращаясь к игрушкам. Для тех, кто, наслушавшись песен Тани, о том, что я, якобы отобрал у ребенка самое ценное, что у него может быть - игрушки (которые являются личной собственностью ребенка по семейному кодексу, и не являются общим-нажитым имуществом - из чего, по Таниной логике, все должны вычитать, что я не имел права забирать имущество детей), я могу посоветовать задать три вопроса хоть самой Тане, хоть самой Еве, хоть им обеим одновременно: 1) Вова самолично увез игрушки или он спросил разрешения? 2) Вова увез все игрушки или какие-то игрушки оставил? 3) Каким принципом руководствовался Вова, когда он сортировал игрушки на те, которые нужно оставить, а какие убрать?

Теория.

 Для ребенка настоящая игрушка - это общение с другим человеком и необязательно  родителем или родственником, а тем, кто уделяет ребенку эксклюзивное внимание, по первому его зову, и в нужный момент умеет оставить ребенка одного, как это показано в фильме "Игрушка". Т.е. настоящая игрушка - это общий проект, который возникает между двумя, иногда между большим количеством людей, который этих людей объединяет и развивает, наполняя их жизнь смыслами. А магазинные игрушки - это бледная имитация истиной игрушки - содержательных межличностных отношений, опредмечивающихся через общее дело. И очень парадоксально получается в жизни, что семья дается мужчине и женщине как общее дело, через которое они могли бы выстраивать содержательные межличностные отношения, и что благоприятно отразилось бы на их детях, но женщине важен совой личный проект - статус матери и альфасамки, ради которого она пойдет на всё и пустит "под нож" какие-то там межличностные отношения. Но матери магазинные игрушки выгодны, как и телевизор, или планшет, или качель посередине комнаты, потому что ребенка накормил и отправил его играть, и он тебя уже не дергает, и не нужно там каких-то непонятных межличностных отношений выстраивать с ребенком, которые мать не знает, как выстраивать, и боится это делать, потому что межличностные отношения автоматически демонтируют систему статуса- мать, т.е. тот кто выстраивает со свои ребенком межличностные отношения на равных перестает быть для ребенка и для себя тоже матерью, отцом, братом и т.п., а становится другом; а как известно, друг не может претендовать на имущество и деньги родовой общины.

 

 



 
Лопатин Владимир Владимирович  
Екатеринбург
   Тел.: +7 (982) 6259734    simbioz2004@bk.ru    skype: vlopatinv   fb: Владимир Лопатин


Гостевая книга