Главная
Год 2015
Год 2016
Год 2017
Карта сайта
Гостевая книга
Алименты

 

Январь 2016 г.
Февраль 2016 г.
Март 2016 г.
Апрель 2016 г.
Май 2016 г.
Июнь 2016 г.
Июль 2016 г.
Август 2016 г.
Сентябрь 2016 г.
Октябрь 2016 г.
Ноябрь 2016 г.
Декабрь 2016 г.

 

01 ноября 2016 г.
02 ноября 2016 г.
03 ноября 2016 г.
04 ноября 2016 г.
05 ноября 2016 г.
06 ноября 2016 г.
07 ноября 2016 г.
07(1) ноября 2016 г.
08 ноября 2016 г.
09 ноября 2016 г.
10 ноября 2016 г.
11 ноября 2016 г.
12 ноября 2016 г.
12(1) ноября 2016 г.
13 ноября 2016 г.
14 ноября 2016 г.
15 ноября 2016 г.
16 ноября 2016 г.
17 ноября 2016 г.
18 ноября 2016 г.
19 ноября 2016 г.
20 ноября 2016 г.
21 ноября 2016 г.
22 ноября 2016 г.
22(1) ноября 2016 г.
23 ноября 2016 г.
24 ноября 2016 г.
25 ноября 2016 г.
26 ноября 2016 г.
27 ноября 2016 г.
28 ноября 2016 г.
29 ноября 2016 г.
30 ноября 2016 г.

 

14 ноября 2016 г.

Психологизм в уголовном процессе. Ч. 1.

 

На судебном заседании по уголовному делу ППМ 5 февраля 2016 г. я со своим адвокатом заявлял ходатайство о приобщении к материалам уголовного дела и исследовании независимого психологического исследования индивидуально-психологических особенностей личности, повлекших совершение преступления, на Малышева Владимира Константиновича, 1944 г.р., подсудимого в совершении преступления, предусмотренного статьей ст. 111 ч. 2 п. «з» УК РФ, в умышленном причинении тяжкого вреда здоровью человека, а также заявлял ходатайство о прослушивании на судебном заседании диктофонной аудиозаписи с места преступления, на которой зафиксированы события непосредственно предшествующие преступлению, само преступление и события после преступления.

Привожу первую страницу исследования:

НЕЗАВИСИМОЕ ПСИХОЛОГИЧЕСКОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ
индивидуально-психологических особенностей личности, повлекших совершение преступления,

на Малышева Владимира Константиновича, 1944 г.р., подсудимого в совершении преступления, предусмотренного статьей ст. 111 ч. 2 п. «з» УК РФ, в умышленном причинении тяжкого вреда здоровью человека.
Составлено коллегиально в составе:
психолога,
психолога высшей категории, старшего преподавателя НОУ ДПО "Высшая Школа психосоциальных технологий управления" (Санкт-Петербург)),
На основании совместного запроса адвоката и потерпевшего Лопатина Владимира Владимировича.
На разрешение психологов поставлены следующие вопросы:
1) Каковы характерологические особенности подсудимого, имеющие значение для рассматриваемого уголовного дела?
2) В силу каких личностных особенностей подсудимый вводил в заблуждение потерпевшего относительно своего негативного отношения к нему?
3) Как можно охарактеризовать и объяснить происхождение того эмоционального состояния, с которым Малышев совершал преступление?
4) Способен ли подсудимый к искреннему раскаянию в совершенном преступном деянии?
5) Имеются ли у подсудимого личностные особенности, в силу которых события, предшествующие преступному деянию, и последующие за ним, могли бы принять для Малышева травмирующий характер?
6) Мог ли кто-либо оказать влияние на решение подсудимого совершить преступление?

Поводом к составлению независимого психологического заключения стал своместный письменный запрос адвоката Панова Д.В. и потерпевшего Лопатина В.В. на предмет составления независимого психологического заключения, касающегося личности обвиняемого, в рамках уголовного дела № 150541117 по п. "з", ч.2., ст. 111. УК РФ, усмотревшего противоречие между показаниями Малышева, из которых следует, что преступное деяние заранее не планировалось и установленными судебной психолого-психиатрической экспертизой сформированность волевой сферы и механизмов контроля своего поведения у Малышева.
В распоряжение психологов предоставлены материалы:
1) фотокопии материалов уголовного дела № 150541117 по ст. 111 ч. 2 п. «з» УК РФ двух томах, №1-218/2015;
2) амбулаторная первичная комплексная судебная психолого-психиатрическая экспертиза № 862 от 21.09.15 г. на Малышева;
3) личная беседа с потерпевшим Лопатиным Владимиром Владимировичем;
4) стенограмма диктофонной аудиозаписи с места преступления от 11.08.15 г. ;
5) стенограмма диктофонной аудиозаписи с празднования 70-летия Малышева от 17.05.14 г. из личного семейного архива Лопатина (аудиозапись прилагается);
6) смс-переписка потерпевшего и подсудимого с 27.03.14 г. по 11.08.15 г.;
7) письмо Малышева от 29.01.08 г. адресованное Лопатину;
8) письмо Малышева от 22.04.15 г. адресованное родителям потерпевшего;
9) письмо Малышева от 26.07.15 г. адресованное Лопатину;
10) письменная неформальная характеристика подсудимого, составленная Лопатиным после событий 11.08.15 г.;
11) заявление Малышева главному прокурору г. Екатеринбурга от 10.08.15 г.;
12) показания подсудимого на слушаниях 7.12.15 г. со слов Лопатина;
13) стенограмма телефонного разговора Малышева и Лопатина 28.02.15 г.;
14) стенограмма телефонного разговора Малышева и Лопатина 02.03.15 г.;
15) стенограмма телефонного разговора Малышева и Лопатина 03.03.15 г.;
16) стенограмма аудиозаписи беседы в гостях у Малышева 22.04.15 г.;
17) стенограмма телефонного разговора Малышева и Лопатина 26.04.15 г.;
18) стенограмма телефонного разговора Малышева и Лопатина 28.04.15 г.;
19) стенограмма телефонного разговора Малышева и Лопатина 19.07.15 г.;
20) стенограмма телефонного разговора Малышева и Лопатина 20.07.15 г.;
21) стенограмма круглого стола от 22.07.15 г.;
22) стенограмма разговора Малышева с Лопатиным в машине от 29.07.15 г.;
23) стенограмма разговора с участием Малышева, его дочери и Лопатина в квартире на ул. Степана Разина до встречи с дефектологом от 29.07.15 г.;
24) стенограмма разговора с участием Малышева, его дочери и Лопатина в квартире на ул. Степана Разина после встречи с дефектологом от 29.07.15 г.

Первым, кто выступил резко против приобщения данного исследования, было гособвинение, которое креативило со страшной силой,  на ходу придумывая всевозможные основания, почему в приобщении нужно отказать, однако, мой адвокат обосновывал обратное:


Таким образом, гособвинение считало, что проведенное исследование не может изменить указанную следствием квалификацию преступления. Тогда возникает очень простой вопрос - если ничто не может изменить квалификацию, т.к. она определена правильно, с учетом всех фактических обстоятельств дела, то от чего гособвинение с таким рвением отклоняло приобщить исследование, если от него никакой угрозы для квалификации нет? Кстати, позже это же самое гособвинение само убеждало АППМ, что нужно приобщить к материалам дела видеореконструкцию событий 11 августа 2015 г., которая явным образом меняло квалификацию преступления со ст. 111 на ст. 105 УК РФ. Как-то непоследовательно гособвинение вело себя.

 
 

Лопатин Владимир Владимирович

Тел.: +7 (982) 6259734    simbioz2004@bk.ru
skype: vlopatinv   fb: Владимир Лопатин


Гостевая книга