Главная
Год 2015
Год 2016
Год 2017
Карта сайта
Гостевая книга
Алименты

 

Январь 2016 г.
Февраль 2016 г.
Март 2016 г.
Апрель 2016 г.
Май 2016 г.
Июнь 2016 г.
Июль 2016 г.
Август 2016 г.
Сентябрь 2016 г.
Октябрь 2016 г.
Ноябрь 2016 г.
Декабрь 2016 г.

 

01 ноября 2016 г.
02 ноября 2016 г.
03 ноября 2016 г.
04 ноября 2016 г.
05 ноября 2016 г.
06 ноября 2016 г.
07 ноября 2016 г.
07(1) ноября 2016 г.
08 ноября 2016 г.
09 ноября 2016 г.
10 ноября 2016 г.
11 ноября 2016 г.
12 ноября 2016 г.
12(1) ноября 2016 г.
13 ноября 2016 г.
14 ноября 2016 г.
15 ноября 2016 г.
16 ноября 2016 г.
17 ноября 2016 г.
18 ноября 2016 г.
19 ноября 2016 г.
20 ноября 2016 г.
21 ноября 2016 г.
22 ноября 2016 г.
22(1) ноября 2016 г.
23 ноября 2016 г.
24 ноября 2016 г.
25 ноября 2016 г.
26 ноября 2016 г.
27 ноября 2016 г.
28 ноября 2016 г.
29 ноября 2016 г.
30 ноября 2016 г.

 

16 ноября 2016 г.

Сознался? Докажи.

Верховный суд России намерен напомнить всем судьям страны прописную истину: признание вовсе не "царица доказательств". Даже если человек слезно клянется, что виноват, этого мало - надо во всем разобраться, взвесить остальные доказательства.
Вчера пленум Верховного суда России обсудил проект постановления "О судебном приговоре". Одна из важных новаций: судьям по сути запретят переписывать обвинительное заключение. Приговор должен писаться с чистого листа. Так что если кто из судей и грешил копированием текста из одного документа в другой, от привычек придется отказаться.

В проекте постановления пленума Верховный суд России указывает на недопустимость изложения в приговоре показаний допрошенных по уголовному делу лиц, выводов экспертов и других сведений в точности так, как они отражены в обвинительном заключении или ранее вынесенном судебном решении.
Из приговора должно быть видно, что все это внимательно заслушивалось и изучалось судом, а не слепо копировалось из одного документа в другой.

Такое переписывание обессмысливает все судебное разбирательство, свидетельствует об отказе суда от оценки исследованных доказательств. Очевидно, что в результате такого переписывания может появиться лишь обвинительный приговор.
В напоминании, что нельзя верить одним только признаниям обвиняемого, теоретически нет особой новизны. Но крайне важно, что Верховный суд России в официальных разъяснениях донесет эту мысль до каждого судьи.

Верховный суд России напомнит всем судьям прописную истину: признание вовсе не "царица доказательств"
"Признание подсудимым своей вины, если оно не подтверждено совокупностью других собранных по делу доказательств, не может служить основанием для постановления обвинительного приговора", - говорится в проекте.

Когда человек берет вину на себя, это не всегда правда и раскаяние. Возможно, его вынудили признаться. Или он хочет кого-то выгородить. Но суду нужна истина. Поэтому нельзя верить на слово даже явке с повинной. Следствие должно собрать железные доказательства вины. Иногда это бывает сложно, но такова работа следствия.
А суды должны выносить мотивированные решения, то есть объяснять, почему верят тому и не верят другому.

"В силу принципа презумпции невиновности обвинительный приговор не может быть основан на предположениях, а все неустранимые сомнения в доказанности обвинения, в том числе отдельных его составляющих (формы вины, степени и характера участия в совершении преступления, смягчающих и отягчающих наказание обстоятельств), толкуются в пользу подсудимого", говорится в проекте постановления.

Нередко мотивировка заменяется приведением в приговоре длинного списка названий документов, содержащихся в уголовном деле, в т.ч. вообще не имеющих никакого доказательственного значения. Поэтому проект постановления указывает, что "суд в описательно-мотивировочной части приговора не вправе ограничиться перечислением доказательств или указанием на протоколы процессуальных действий и иные документы, в которых они отражены, а должен раскрыть их основное содержание".
Проще говоря: нужны подробности. Если в приговоре будет только список экспертиз, а также фамилий опрошенных свидетелей, это еще ни о чем не говорит. Что это за экспертиза? Кем она проведена? На какие вопросы ответила? Что она доказывает? Почему ей нужно верить? Все это надо подробно прописать в приговоре.

Так же и со свидетелями. Нередко в приговорах можно прочитать нечто вроде: "вина обвиняемого доказана показаниями Иванова, Петрова, Сидорова". Здесь любая вышестоящая инстанция должна воскликнуть: "стоп! с этого места поподробней..." Что рассказали свидетели? Кто они такие? И опять же - что доказывают их слова, почему им можно верить?

Но это далеко не все новости. Постановление подробно останавливается на ситуации, когда человек на следствии говорил одно, а на суде - другое. Такое часто бывает, когда обвиняемый встает и отказывается от показаний, объясняя, мол, били, вот и признался. Кому и чему в такой ситуации верить?

Нет сомнений, что нередко разговоры про "били, заставили, надавили" только уловка. Однако бывает и так, что человек действительно оговорил себя под давлением оперативников. Он надеялся, что в суде липовые показания не пройдут. Мол, стоит человеку встать и сообщить о том, что с ним обошлись нехорошо, и дело примет совсем другой оборот. Но на деле суды часто не верят таким рассказам и "в зачет" берут только показания, данные следователю.

Проект разъясняет, что если человек на следствии дал показания без участия адвоката, а потом отказался от признаний, - старые слова недействительны. Протоколы, образно говоря, можно выбросить в корзину.
Если следствие все оформило правильно и адвокат был, то все равно надо разбираться, почему человек тогда говорил одно, а сейчас другое.

"В случае изменения подсудимым показаний суд обязан выяснить причины, по которым он отказался от ранее данных при производстве предварительного расследования или судебного разбирательства показаний, тщательно проверить все показания подсудимого и оценить их достоверность, сопоставив с иными исследованными в судебном разбирательстве доказательствами", говорится в проекте.
Принципиальный момент: обвиняемый не должен доказывать, что его били. Если такой вопрос возник, то именно правоохранители должны доказать, что пальцем не тронули человека.

Вот дословная цитата из проекта. "Если подсудимый объясняет изменение показаний, данных им в присутствии защитника, тем, что они были получены под воздействием примененных к нему незаконных методов ведения расследования, то судом должны быть приняты достаточные и эффективные меры по проверке такого заявления подсудимого. При этом суду следует иметь в виду, что с учетом положений части 4 статьи 235 УПК РФ бремя опровержения доводов стороны защиты о том, что показания подсудимого были получены с нарушением требований закона, лежит на прокуроре (государственном обвинителе), по ходатайству которого судом могут быть проведены необходимые судебные действия".

Постановление будет принято в ближайшее время после доработки.

Источник: rg.ru



Считаю положительными разъяснения ВС РФ, пусть хоть и несвоевременные применительно ко мне. Вот бы эти поправки год назад, когда гособвинение по уголовному делу ППМ заявило, что, ППМ якобы вину признал - и тут нужно было бы ему доказать, что это за вина; хотя я просил суд, чтобы ППМ раскаялся и рассказал всё, как было на самом деле, что равносильно тому, на что указывает ВС РФ в своём разъяснении теперь. Более того, ППМ менял свои показания, что тоже ВС РФ теперь пресекает. Хотелось бы также, чтобы свою вину доказала и ДППМ - ведь она заявила, что она понимает, что она виновата - вот пусть и доказывала бы, в чём заключается её вина, как её вина выразилась применительно к преступлению ППМ против моей жизни и имущества - то есть, доказывала своё соучастие в преступлении.

 
 

Лопатин Владимир Владимирович

Тел.: +7 (982) 6259734    simbioz2004@bk.ru
skype: vlopatinv   fb: Владимир Лопатин


Гостевая книга