Главная
Год 2015
Год 2016
Год 2017
Год 2018
Карта сайта
Гостевая книга
Алименты

Январь 2016 г.
Февраль 2016 г.
Март 2016 г.
Апрель 2016 г.
Май 2016 г.
Июнь 2016 г.
Июль 2016 г.
Август 2016 г.
Сентябрь 2016 г.
Октябрь 2016 г.
Ноябрь 2016 г.
Декабрь 2016 г.

01 марта 2016 г.
02 марта 2016 г.
03 марта 2016 г.
07 марта 2016 г.
08 марта 2016 г.
11 марта 2016 г.
14 марта 2016 г.
16 марта 2016 г.
17 марта 2016 г.
19 марта 2016 г.
20 марта 2016 г.
27 марта 2016 г.
29 марта 2016 г.


19 марта 2016 г.

"...и как я уже сказал, ни мне удовлетворение, и ни ему удовлетворение, вот..." 

Фрагмент аудио протокола судебного заседания 19 января 2016 г. подсудимый Малышев УД № 150541117 по п. "з", ч.2., ст. 111. УК РФ.

Судья: Подсудимый, вы готовы в настоящем судебном заседании принести извинения? Если не готовы, то не приносите. Объяснения ваши не требуются.
Малышев: Все, я вас понял.
Представитель Малышева: Владимир Константинович, вы готовы принести извинения?
М: Я был готов принести извинения, но даже сегодня в момент перерыва заседания я пытался с ним заговорить как раз на эту тему, он мне не поднял головы и не ответил даже возгласом, т.е. примирения мне с этой стороны ждать нет смысла и, значит, и просить смысла нет.
ПМ: В.К., сейчас, вот сейчас только вы говорите, суд дает вам слово и с разрешения суда…
М: Я сказал.
Прокурор: Может, вам один на один?
ПМ: Так пытались уже. Тут был перерыв и ничего не получилось. Хорошо, можно сейчас последний вопрос. В.К., был предъявлен иск 26 млн. Ну, я знаю… Вы возместить как-то моральный вред, материальный…
М: По настоянию некоторых, я перевел такую сумму ему, о которой стыдно говорить, и как я уже сказал, ну это ни ему моральный ущерб, ни мне удовлетворение, и ни ему удовлетворение такие возмещения не дадут никаких результатов, вот, и он отлично все сам понимает, то что он запросил, это, ну вообще, нереально по жизни, знаешь.
ПМ: Ну, т.е. вы возместили, я так понимаю?
М: Возместил. Ту сумму, которую я хотел потратить на подарки внукам.
ПМ: Ваш доход сколько?
М: 15 тыс. руб… 18 тыс. руб.
ПМ: В судебном заседании ваша дочь поясняла, что вы ежемесячно помогаете ей и детям в размере 12 тыс. руб., правда?
М: После каждой получки, я отдаю четко 10 тыс. руб., потом, значит, добавляю, если нужно на лекарства ей. Каждый раз, когда мы ездим туда, возим продукты. Все продукты, какие только можем, начиная от картошки-моркошки, кончая вареной колбасой.
ПМ: У меня все.
С: У гос. обвинителя вопросы имеются?
П: Скажите, вы раскаиваетесь в содеянном?
М: Я раскаиваюсь в своем поступке. Я виноват, я так и сказал, что я виноват и готов понести наказание судебное.
П: Значит, с иском о взыскании морального вреда вы не согласны?
М: Почему? Согласен. Сколько могу, столько оплачу, у меня будет сто лет жизни еще, может быть, я и выплачу ему, инфляция еще, если будет.
П: Ну, вы с размером суммы не согласны?
М: Почему, согласен и с размером.
П: 26 млн. руб.?
М: А че?
П: Откуда у вас такие деньги?
М: Я говорю, 100 лет буду выплачивать.
П: Ну нет, я же вас серьезно спрашиваю.
М: Я серьезно могу только сказать на то, сколько можете меня спросить: сколько в месяц я могу ему выплачивать, вот.
П: Вот скажите, вы не хотите в процессе перед всеми извиниться? А одни на один не желаете с ним переговорить?
М: Ну вот я сейчас пытался. Я не вижу в этом смысла, он, что не говорит, он может тут же отказаться от своих слов.
П: Можно вопрос потерпевшему? Если попросить перерыв, чтобы человек перед вами извинился, поговорили по-мужски, что вы не успели переговорить, пойдете вы на разговор?
Лопатин: Нет.
П: Нет? Почему?
Л: Потому что человек не раскаялся. Он никогда не раскается.


Задача прокурора заставить Малышева формально принести извинение мне заключается в том, чтобы снизить сумму компенсации морального вреда заявленного в моем гражданском иске - поэтому настойчивость прокурора понятна - ей глубоко наплевать, раскаялся Малышев в том, что хотел лишить меня жизни или не раскаялся - её задача минимизировать затраты государственных денег, т.е. та сумма, которая будет выплачиваться мне в качестве морального вреда, идет как бы мимо "кассы", т.е. мне лично, в чем государство не очень-то заинтересовано. Вот, по сути и вся задача гос. обвинения в судах.

На самом первом заседании суда я заявил, что отзову гражданский иск и никакой мне денежной компенсации не нужно вообще, если Малышев чистосердечно признается и в суде расскажет, 1) для чего он хотел меня убить, 2) в чьих интересах совершал преступление, да так еще совершал, что, когда мне удалось раненному все-таки вырваться от него и выбежать на улицу, он инициировал суицид - так сильно хотел скрыть следы преступления, и 3) даст наконец-то правдивые показания о том, как он наносил мне удары ножом 11 августа 2015 года. Услышав это, гос. обвинение впечатлилось и подумало, что для своей задачи гос. обвинению нужно только заставить Малышева сказать фразу "прости меня, Володя", причем, не важно, в какой обстановке - можно прямо на заседании суда, можно в перерыве между заседаниями, можно, оставив нас вдвоем, пока все остальные подождут в коридоре - что-то напоминает первую брачную ночь, когда молодожены шоркаются и шуршат  в спальне, а все родственники, прильнув к закрытой двери и затаив дыхание, ждут, когда свершится чудо.

Позиция Малышева в аспекте осознания своей вины и степени наказания тоже ясна: ранее он уже заявил, что он не прав только по закону, но по-человечески он абсолютно прав, а так как осознание своей вины - это по сути осознание правоты меня, и именно в этом месте у Малышева принципиальная позиция - он никогда и не при каких обстоятельствах не признает (исключительно для себя, лично) меня правым, потому что... символический инцест? Или по-другому говоря, банальная ревность и зависть, на которой его дочь и подставила? Таким образом, если Малышев вдруг и раскаялся бы искренне, то это означало бы, что он был бы свободен от Эдипова комплекса, т.е. индифферентно/безразлично относился бы к своей дочери, но тогда бы не могли произойти события 11 августа 2015 г. Но в основе кровной мести всегда лежит символический инцест отца с дочерью, но в данном случае нет кровной мести, а есть банальная корысть, которая маскируется под кровную месть. Поэтому то, что Малышев якобы не может попросить прощения - всего лишь актерство, попытка скрыть истинный мотив преступления - корысть, что подтверждается показаниями свидетелей, которые со слов Малышевых сформулировали цель преступления Малышева: "чтобы его дочь и внучки пожили по-человечески", т.е. богато. А пока у Малышева получается только так раскаиваться:

Фрагмент аудио протокола судебного заседания 05 февраля 2016 г. подсудимый Малышев УД № 150541117 по п. "з", ч.2., ст. 111. УК РФ.

Малышев: Я, виноват, я переступил рамки закона. Я считал, значит, что я прожил свою жизнь хорошо, сегодня я под старость лет стал преступником – это для меня позорно, это для меня угнетающе, это мне стыдно перед судом, людьми и перед своими родными и еще стыднее будет перед моими внучками, который у меня четыре. Я совершил преступление под старость лет, раскаиваюсь в этом, очень раскаиваюсь, но и просить прощения у Лопатина … я согласен просить у него прощения ради наших внучек, ради его детей, которая моя помощь еще будет, нужна и они в ней востребованы на сегодняшний день. Поэтому, если во имя хотя бы нашего будущего, я имею в виду внучек, нашего поколения, если Лопатин сможет меня простить, я прошу об этом его.
Суд: Т.е. вы приносите извинения потерпевшему?
М: Ну, Владимир Владимирович, извини меня, если я тебе нанес слишком жесткое…
Лопатин: Я не буду этот бред слушать. Это издевательство надо мной.

Т.е., получается, что Малышев, лишая жизни меня, просит прощения у кого угодно, но только не у меня - у закона, у старости, у людей, у суда, у своих родных, у своих четырех внучек. А вот интересно, почему Малышеву стыднее всего перед внучками? На втором месте - его старость, т.е. общественный облик, а на третьем месте все остальные скопом - суды там всякие, его родственники и т.п. Но самое главное, меня в этом списке нет ВООБЩЕ!

 
Лопатин Владимир Владимирович  

   Тел.: +7 (982) 6259734    simbioz2004@bk.ru 
  skype: vlopatinv   fb: Владимир Лопатин


Гостевая книга