Главная
Год 2015
Год 2016
Год 2017
Год 2018
Карта сайта
Гостевая книга
Алименты

01 марта 2016 г.
02 марта 2016 г.
03 марта 2016 г.
07 марта 2016 г.
08 марта 2016 г.
11 марта 2016 г.
14 марта 2016 г.
16 марта 2016 г.
17 марта 2016 г.
19 марта 2016 г.
20 марта 2016 г.
27 марта 2016 г.
29 марта 2016 г.

Январь 2016 г.
Февраль 2016 г.
Март 2016 г.
Апрель 2016 г.
Май 2016 г.
Июнь 2016 г.
Июль 2016 г.
Август 2016 г.
Сентябрь 2016 г.
Октябрь 2016 г.
Ноябрь 2016 г.
Декабрь 2016 г.


27 марта 2016 г.

Резаная vs. рваная.

Стенограмма судебного заседания от 25 марта 2016 г., УД № 150541117 по п. "з", ч.2., ст. 111. УК РФ - Малышева. Допрос свидетеля заведующей хирургического отделения ЦКБ г. Березовского

скачать (doc) 

Перепост 23 января 2017 г.


 

25 марта 2016 г. на заседании суда был заслушан свидетель - заведующая хирургическим отделением ЦКБ г. Березовского, хотя вызывали лечащего врача, который непосредственно делал мне операции, и судмедэксперта, который проводил экспертизу, но они не явились.

Зав.отделением дала показания не имеющие отношения к обстоятельствам уголовного дела, так как меня она не оперировала, 11 августа 2015 г. при осмотре не присутствовала, познаниями в судебной медицине не обладает, мозоль принимает за рубец рваной раны, резаную и рваную рану представляет только так, как представлено на картинке ниже:  

т.е. отсутствие специальных познаний именно в судебной медицине не позволяет ей даже предположить, что резанные раны, которые она называет скальпированными, могут быть разного механизма образования, а не только нанесенные инструментами типа скальпель или нож. Поэтому она, не владея информацией о юридической ситуации, на вопрос, как выглядит рана резаная по ладонной поверхности, показала ее следующим образом:

т.е. для свидетеля, который не владеет сведениями о фактических обстоятельствах образования инкриминируемой раны на пальце, слова в справке из больнице "по ладонной поверхности фаланги" - тоже самое, что и "по ладонной поверхности", т.е на ладони. Когда ей дали на обозрение мой рубец, она стала выискивать рубец на ладони, и не найдя его, стала описывать какие-то несуществующие рубцы на интактной ладонной поверхности фаланги, заявив, что "рубчик такой маленький, что сам исчез", а рубец на тыльной поверхности фаланги, т.е. именно инкриминируемый рубец, она посчитала рубцом рваной раны, которую я якобы получил, например, при падении. Примерно такой: 

Когда ее спросили, уверена ли она в том, что инкриминируемая рана была не резанная, свидетель дал показания, из которых явно следует, что резанная рана на пальце может быть только такой:

 

а мой рубец является следствием рваной раны, и стала указывать на не инкриминируемый рубец, а на мозоль, которая расположена ниже по боковой поверхности пальца. Тем не менее, она не могла не заметить рубец от инкриминируемой раны и признала, что она была скальпированная, но только очень давняя - приблизительно два - три и более лет, т.е. даже при таких показаниях такого  свидетеля линия защиты в части, что я якобы симулировал рану после 11 августа 2015 г. перед судмедэкспертизой, не подкрепляется.

Когда свидетеля спросили, а не могла ли инкриминируемая рана образоваться от того, что нож боком прошел по фаланге, свидетель согласился, что такое возможно, но не в моем случае. 

Итог: свидетель, который не специалист, не владеет сведениями о юридической ситуации и инкриминируемой ране на пальце, дает взаимоисключающие обобщенные показания, не имеющие отношения к инкриминируемой ране, не может отличить мозоль от рубца, но даже при всей совокупности вышеперечисленных фактов даже этот псевдо-свидетель определил, что рубец имеет резаный механизм образования и расположен по диагонали от боковой на ладонную поверхность фаланги, что полностью согласуется с траекторией ножа и движения моей руки при его отбивании.

Второй блок вопросов касался операции и первой инкриминируемой раны брюшной полости. Защита была разочарована тем, что ранение было все-таки проникающим, т.е. лезвие ножа не только жировую прослойку прошел, но и проник в брюшную полость, и дальше в забрюшинное пространство, что свидетель подтвердить не могла, т.к. заявила, что с историей болезни не знакома, но подтвердила, что мне 11 августа 2015 г. спасали жизнь, что кровопотеря была серьезная, что у меня могла наступить смерть в пределах пяти минут - двух часов, и что, если бы меня доставили позже, то я бы скончался на операционном столе. Подтвердила наличие глубокой анемии в первые пять дней после операции. Путаясь в показаниях, но подтвердила шок второй степени (на самом деле 2-3 степень).

На фотографии брюшная полость:

 

На мои вопросы и на вопросы защиты, насколько глубока была рана, свидетель ничего сказать не мог - правдиво ответила, что все нужно читать в истории болезни. А в истории болезни мы читаем следующее:

 

Т.о. глубина первой инкриминируемой раны соответствует длине клинка ножа (17 см.), т.е. Малышев первый удар ножом наносил со всей силы, по самую рукоятку ножа, т.е. действовал с прямым умыслом на убийство.





Оставить комментарий

 
Лопатин Владимир Владимирович  

   Тел.: +7 (982) 6259734    simbioz2004@bk.ru 
  skype: vlopatinv   fb: Владимир Лопатин

Instagram: lopatinwladimir