Главная
Год 2015
Год 2016
Год 2017
Год 2018
Карта сайта
Гостевая книга
Алименты

 

Январь 2018 г.
Февраль 2018 г.
Март 2018 г.
Апрель 2018 г.
Май 2018 г.

 

01 января 2018 г.
02 января 2018 г.
03 января 2018 г.
04 января 2018 г.
05 января 2018 г.
06 января 2018 г.
07 января 2018 г.
08 января 2018 г.
09 января 2018 г.
10 января 2018 г.
11 января 2018 г.
12 января 2018 г.
13 января 2018 г.
14 января 2018 г.
15 января 2018 г.
16 января 2018 г.
17 января 2018 г.
18 января 2018 г.
19 января 2018 г.
20 января 2018 г.
21 января 2018 г.
22 января 2018 г.
23 января 2018 г.
24 января 2018 г.
25 января 2018 г.
26 января 2018 г.
27 января 2018 г.
28 января 2018 г.
29 января 2018 г.
30 января 2018 г.
31 января 2018 г.

 

14 января 2018 г.

Вопросы нравственности в кино. Достоевский "Идиот" и др.

Искусство в целом, и кинематограф в частности, женский образ выделяет как главный. На современном жаргоне это называется "тема сисек", которая в фильме по мнению зрителя-обывателя может быть раскрыта или не раскрыта.
Если проследить эволюцию женского образа в литературе и кино, то становится ясно, что образ удается, только в том случае, если женщина рассматрена в её отношении к проституции (в первую очередь к гражданской проституции), т.е. в какой степени женщина морально и нравственно извращена и идиотична и, следовательно,  криминальна: собственно эндогенная проститутка ("Ночи Кабирии", "Дневная красавица"); случайная проститутка ("Интердевочка", "Дядюшкин сон", "Бесприданица"); падшая женщина, которая "исправляется", если находится мужчина, который относится к ней как не падшей, а честной женщине ("Моя прекрасная леди", "Красотка", "Идиот"); проститутка-мать ("Крамер против Крамера", "От этого песок становится красным"); "честная" женщина, которая формально не проститутка, но все её поведение и отношение с людьми проститутское  ("Сладкая женщина", "Дневная красавица"); хроническая мать-одиночка ("Ребро Адама"); мать-герой социалистического труда ("Родня"); истинная-супермать ("Васса") и т.д. Конечно в этот ряд не попадают женщины-андрогины и женщины-амазонки и аналогичные женщины, которые не нуждаются в проституции как в способе паразитического существования и самоактуализации, типа женщин-роботов и женщин-мутантов ("Морган").
Уже по приведенному линейному ряду видно, что чем больше героиня не скрывает свою проститутскую суть, тем она менее эндогенно криминальна, более нравственна, чиста и непорочна, и авторы возвышают такую проститутку до небес, делают из нее нравственный камертон и моральную отправную точку, от которой вьется всеобщая система ценностей - так и получается у них общественная нравственная скрепа. Конечно же, в реальности все с точностью до наоборот, а в искусство плодит лишь инфантилизирующий потенциал. Например, Настасья Филипповна Барашкова в "Идиоте" Достоевского одна имела право давать нравственные оценки поступкам окружающих.
И наоборот, чем более героиня скрывает свою проститутскую суть, тем она более эндогенно криминальна, безнравственна, аморальна и порочна, и такие образы более реалистичны: например, Васса М. Горького, которая является хладнокровной убийцей-маньяком, а сцена, в которой она просит мужа принять яд - всего лишь  очередной кусок инфантилизации писателем читателя. В действительности никто никого ни о чем не просит, а тупо травит, как Васса травит беременную служанку Лизу.



Также интересно, почему образ проститутки в литературе и кино в России и на западе поставлены на службу различным идиологемам. В России даже Достоевский, будучи социалистическо-буржуазно-либеральных взглядов, понял, что женщину можно привлечь к своей борьбе за власть как союзника, только если в ее моральные изъяны влить побольше шоколада и гламури, т.е. фактические нравственную идиотию и эндогенную криминальность женщины-проститутки выдать в канале как благодетель и общественную сверхценность - по сути повторить, то, что сделала церковь, чтобы привлечь к себе женщину - так и появился, например, образ Барашковой в "Идиоте".
На западе разночинцы на власть не претендовали, монархия была сильной, поэтому главная задача заключалась в том, чтобы найти "скрепу", которая позволила бы низшим и высшим классам сосуществовать без социальных потрясений. Поэтому мы имеем сейчас милый до слез образ Элизы Дулиттл (1912 г. "Пигмалион"), в котором Б. Шоу хоть и подает Дулиттл  как уличную торговку, то пока еще не собой, а лишь цветами (хотя метафора прозрачная), то ремейк "Моей прекрасной леди" - "Красотка" изображает Дулиттл конца ХХ века уже как явную проститутку.

 

 


Также на тему "Кино. Behind the scenes."



 
 

Лопатин Владимир Владимирович

Тел.: +7 (982) 6259734    simbioz2004@bk.ru
skype: vlopatinv   fb: Владимир Лопатин


Гостевая книга