Главная
Год 2015
Год 2016
Год 2017
Год 2018
Год 2019
Карта сайта
Гостевая книга
Алименты

 

Январь 2019 г.
Февраль 2019 г.
Март 2019 г.
Апрель 2019 г.
Май 2019 г.

 

01 января 2019 г.
02 января 2019 г.
03 января 2019 г.
04 января 2019 г.
05 января 2019 г.
06 января 2019 г.
07 января 2019 г.
08 января 2019 г.
09 января 2019 г.
10 января 2019 г.
11 января 2019 г.
12 января 2019 г.
13 января 2019 г.
14 января 2019 г.
15 января 2019 г.
16 января 2019 г.
17 января 2019 г.
18 января 2019 г.
19 января 2019 г.
20 января 2019 г.
21 января 2019 г.
22 января 2019 г.
23 января 2019 г.
24 января 2019 г.
25 января 2019 г.
26 января 2019 г.
27 января 2019 г.
28 января 2019 г.
29 января 2019 г.
30 января 2019 г.
31 января 2019 г.

 

06 января 2019 г.

Криминальная психология, преступные типы - С.В. Познышев. Глава 4 - подробнее про экзогенных преступников. Убийство мужа - пьяницы и тирана.


Источник: http://interesno.cc

Убийство пьяницы и тирана мужа.

Среди экзогенных преступников нередко приходится встречать и таких, которые были доведены до своего преступления той или иной катастрофой в их семье своим тяжелым семейным положением, например, тиранией вечно пьяного и дерущегося мужа или отца. В порыве отчаяния эти люди совершают иногда очень тяжкие преступления. Так, например, одна женщина — Татьяна Терасимовна С., 31 года, сожгла своего тирана мужа при следующих обстоятельствах. Она была замужем два раза: в первый раз она вышла замуж в 16 лет, за железнодорожного служащего, хотя без любви, но, как оказалось, удачно. С этим мужем она прожила 12 лет очень хорошо и прижила двух детей — мальчика и девочку. Она привязалась к нему всей душой и сохранила о нем самую теплую память. В 1919 году он погиб во время железнодорожной катастрофы, раздавленный поездом. Овдовев, Татьяна Герасимовна стада торговать у той же станции, где жила с покойным мужем. Женщина она толковая, рассудительная, деловитая. Торговля у нее пошла. Она обзавелась коровой, и всего у нее было достаточно. В мужчине, как в любовнике, она не испытывала нужды. Натура рассудочная, холодная, не экспансивная, она не тяготилась одиночеством, в любви и ласках не нуждалась; все ее мысли были поглощены заботами о детях и хозяйстве. Но мужчина — хозяин, который помог бы ее торговому делу развиться и укрепил бы ее хозяйство, был бы ей очень кстати; против замужества с таким мужчиной она ничего не имела. Практичность, рассудочность, деловитость воспитались в ней с детства. Дочь мелкого подрядчика, работавшего сначала в Витебске, а потом в других местах, обремененного семьей в семь человек детей, Татьяна с 9 лет жила не в родной семье, а у двоюродного брата и у последнего помогала по хозяйству. Эта оторванность от родной семьи с раннего детства объясняет до известной степени некоторую сухость и холодную сдержанность Татьяны Герасимовны. Ее детство было мало согрето материнской лаской. Она еще ребенком была на работе в семье, правда, родственной, но все, же не еврей и, притом, мало обращавшей внимания на ее воспитание. Ее ничему не учили и ни в какую школу не посылали; кое-как самоучкой она выучилась немного грамоте. И девочка росла замкнутой в себе, постепенно превращаясь в деловитую, сдержанную и довольно холодную женщину. Ее чувствам не было простора и поводов сильно развиваться, но ее рассудок приучился работать с раннего детства, и она привыкла следовать его указаниям. Согласно последним она и вышла замуж в 16 лет, без любви, с целью пристроиться и зажить своим домом. На ее горе, после счастливой жизни с первым мужем, судьба послала ей тяжелое испытание в лице ее второго мужа С., — истасканного, сорокалетнего, циничного пропойцы, развратника-импотента, но со следами когда-то бывшего у него лоска, лжеца и говоруна, которому не трудно было обойти простоватую Татьяну Герасимовну. А для него она была настоящий клад: даровая прислуга, раба его развратных желаний, добытчица ему лентяю-прожигателю жизни средств, в той высшей степени трудное, в продовольственном отношении, время. Терять же он, вступая с ней в брак, ничего не терял, так как у него ничего не было. Прикинувшись перед ней не безденежным и влиятельным дельцом, очень любящим, между прочим, хозяйство и маленьких детей, обладателем будто бы больших имений, отнятых у него революцией, он показался Татьяне Герасимовне подходящим мужем и хорошим отчимом для ее детей. Да и мать ее покойного мужа, жившая с ней, наслушавшись рассказов С. о его прекрасных имениях, которые скоро могут к нему вернуться, и размечтавшись о том, как приятно и она будет проводить там время, советовала Татьяне «ради детей» не отвергнуть предложения этого «милого, любезного и нежного человека». Татьяна не так часто видела С., который жил в Москве и лишь наезжал на их станцию, и проверить того, что он рассказывал о себе, не могла. Не нравился он ей, не верила она кое-чему из рассказанного им, а кое-чему поверила, послушала совета свекрови и согласилась. После брака картина сразу изменилась. С. стал груб, требователен и почти непрерывно ее бил. Будучи импотентом, он требовал сношений через рот, бил ее, царапал, рвал на ней рубашки, изгрыз грудь, причем требования сосания предъявлялись в самое неподходящее время и совершенно неожиданно, например, за обедом. Татьяна упорно не соглашалась на извращенные половые отношения. Детей ее С. прямо истязал: выворачивал им ноги и руки, а девочку, несмотря на ее 6 — 7-летний возраст, хотел приучать к разврату. Татьяна Герасимовна, как ни тяжело ей было расстаться с детьми, отдала их в приют. С. ничего не делал, шатался по увеселительным местам и проживал женино добро. Накопленное Татьяной за время торговли у. станции, имущество быстро растаяло. На остатки она сумела, однако, войдя в компанию с одним лицом, завести палатку, за Иверскими воротами, на Красной площади и терпеливо торговала с утра до вечера. А муж бывало подойдет, запустит руку в выручку, схватит денег и пойдет пропивать. На этой почве у Татьяны Герасимовны бывали большие неприятности и с компаньоном. Адская жизнь с С. продолжалась около двух лет и не только не улучшалась, но становилась все невыносимее. Татьяна не выходила из побоев, подвергалась всевозможным оскорблениям, слышала площадную брань по адресу своих детей и самой себя. Много раз она предлагала мужу разойтись, но тот грозил ей скандалами и убийством: «все равно я тебе жить нигде не дам, убью и отвечать не буду, так как у меня есть бумага, что я ненормальный» — говорил он ей и бил еще сильнее. А чтобы отдалять от нее других, он всем рассказывал, что она все лжет, обманщица, мошенница, воровка, развратница и т.д. Конечно, Татьяна Герасимовна могла бы понастойчивее поговорить о разводе, могла бы просто уйти от него и формально развестись с ним против его воли, а его к себе не принимать. Но не было у нее против него настойчивости, не решилась она уйти, была уверена, что все равно он ей жить нигде не даст и убьет и впала в отчаяние. Стала ей приходить мысль о необходимости избавиться от него с помощью яда; молилась она, чтобы эти мысли ее оставили.

7 декабря 1921 года она с утра ушла торговать, промерзла, а он запер квартиру и ушел до 2 часов дня, так что Татьяна не могла в перерыве забежать домой закусить и напиться чаю. Благодаря этому она с утра почти ничего не ела, чувствовала себя очень усталой и, когда он в 2 часа подошел к палатке, стала ему выговаривать. Он ее изругал и ушел. Она хотела в этот день вечером поехать навестить детей, он не позволил. Вечером, после закрытия палатки, когда выяснился недочет некоторой суммы денег, муж стал ругать Татьяну площадными словами и всячески ее оскорблял, когда поднимались по лестнице их дома, так что жильцы выглядывали из квартир. Словом, весь день были ссоры, супруги оба были не в духе. Когда пришли вечером домой, в квартире было очень холодно, а дров не было. Он пошел попросить дров к соседям, никто не дал, так как его в доме очень не любили, он был комендантом дома и не в ладах с жильцами. Не найдя дров, он с бранью и криками послал ее просить дров. Она пошла, выпросила и принесла. Ему показалось, что она долго ходила, заподозрил, что была у мнимого любовника, и побил ее, а потом велел топить печь. Когда она истопила печь, он прогнал ее в соседнюю, нетопленную, комнату, а сам пьяный улегся спать. Вот тут-то, когда, избитая и оскорбленная, Татьяна лежала в холодной комнате, у нее и явилась мысль избавиться от тирана. Она выждала время, когда он заснул, подкралась и зажгла соломенный тюфяк, на котором он спал, а потом ушла назад в свою комнату. « Что она делала в этой комнате, она не помнит, помнит только, что стала задыхаться от дыма, выскочила на площадку, упала без чувств, очнулась в чужой квартире и была отправлена в больницу. Вначале она не признавалась, но потом во всем созналась и искренно рассказала. В содеянном очень раскаивается: грех, людей совестно, должна бы терпеть, а этого не делать. Народным судом она была приговорена за умышленное лишение жизни способом, мучительным для покойного, и за истребление имущества путем поджога к одному году заключения. После преступления у нее заметны повышенная нервность, бессонница, часто угнетенное настроение.

Анализируя этот случай, надо отметить, что не взрыв какого-либо враждебного к мужу чувства — злобы или мести, — а отчаяние, к которому примешивались, в известной степени, вероятно, и эти чувства, привело эту измученную постоянными побоями женщину к ее преступлению. Она не видела иного способа положить конец ужасной тирании. Особой возбудимости какого-либо чувства, вследствие которой ее можно было бы зачислить в ряды эмоциональных преступниц, у нее не заметно. Это — спокойная, терпеливая, правда — несколько черствая, но не злая женщина. 7 декабря, — в день убийства, — она была особенно измучена и оскорблена.




Также на тему "Ликвидация правовой безграмотности."



 
 

Лопатин Владимир Владимирович

Тел.: +7 (982) 6259734   
simbioz2004@bk.ru
skype: vlopatinv 
 fb: Владимир Лопатин
Instagram: lopatinwladimir