Лопатин В.В.

17 февраля 2019 г.

Отзыв об Айше Борсеитовой.


В интернете можно найти подробный анализ деятельности некой Айше, которая активно преподает английский язык, от Д. Поремского https://medium.com, который в хвост и в гриву разносит Айше, называет её и проходимкой, и мошенницей; находит массу вполне обоснованных недочетов в работе Айше и приходит к выводу:

"Что делать? Перво-наперво, перестать себя обманывать и спускать деньги в трубу на «инновационные методики», основная задача которых — вытянуть из вас как можно больше средств. Именно для овладения этим постыдным искусством Айше Борсеитова бегает на бизнес-тренинги, но не посещает семинары по совершенствованию педагогического мастерства. Начните с проверенного временем. Так, в сети бесплатно можно найти книгу одной из самых известных переводчиков-синхронистов XX века Като Ломб «Как я изучаю языки» (книга издавалась в переводе с венгерского еще в СССР, а перевод был проверен самим автором). В ней — множество полезных советов, которые не требуют финансовых затрат и обращений к самопровозглашенным «полиглотам», «методистам», «гуру» и прочей нечисти. Изучение иностранного языка — это тяжёлый труд, которым нужно заниматься систематически и быть готовым к трудностям. Если же вы к такому не готовы и у вас есть лишние две тысячи долларов для безвозмездной передачи секте свидетелей свободного английского за 10 недель им. Борсеитовой — вы знаете куда обращаться."

И здесь начинается самое интересное. Д. Поремский призывает "перестать себя обманывать и спускать деньги в трубу" и начать "с проверенного временем... Като Ломб." Ну как так, отговаривая от одной проходимки, автор критической статьи рекомендует другую. Ведь Като Ломб ничем не хуже и не лучше критикуемой Айше. Смотрите, что Като Ломб пишет в своей книге о себе https://www.gumer.info:

"И я выбрала себе другую профессию: решила, что буду жить преподаванием языков. Только вот каких языков? Латынь я знала не ахти как здорово, учителей французского языка в городе было предостаточно — больше, чем желающих его изучать. Прочный заработок мог обеспечить только английский. Но здесь имелась другая проблема: его мне надо было прежде выучить... Способ изучения языка, которым я с тех пор пользуюсь и которому хотела бы посвятить нижеследующие главы, я разработала для себя под руководством двух моих тогдашних наставников — нужды и жажды знаний."

"В фармацевтической лаборатории, где мне удалось между тем устроиться на полставки, я попробовала переводить и письменно. Пробные мои переводы, очевидно, не соответствовали нормам, потому что редактор вернул мне их назад с пометкой «автор перевода — смелый человек»."

"В начале февраля 1945 года была освобождена городская Ратуша, и в тот же день я пришла туда как переводчик русского языка. Меня сию же минуту оформили и дали первое задание — позвонить коменданту города и представить ему нового бургомистра. Когда я спросила номер телефона советской городской комендатуры, мне сказали, что достаточно только поднять трубку и там ответят. 5 февраля 1945 года в Будапеште работала одна-единственная телефонная линия. Начиная с этого момента возможности для изучения русского языка стали неограниченными. Беда была только в том, что к тому времени по-русски я говорила бегло (и, очевидно, с ошибками), но почти ничего не понимала. Те, кому я переводила или с кем разговаривала, считали, что я глуховата, и, утешая, кричали мне в ухо, что, как только я оправлюсь от голодовки, вернется и слух."

Получается, что негодование критика деятельностью Айше заключается лишь в том, что Айше преуспевает на своем поприще здесь и сейчас, а Като Ломб уже нет с нами, тем более она жила и творила заграницей.



Также на тему "Нравственное помешательство."