Лопатин В.В.

24 марта 2019 г.

Назад • Вверх • Далее

Бордели и проституция в царской России.


Желтый билет - это документ, выдававшийся в царской России проституткам взамен паспорта. Официальное название - заменительный билет. Желтый билет давал женщине право легально заниматься проституцией, работая в борделе. К заменительному билету прилагался медицинский билет, где ставились отметки о медицинском осмотре и уплате государственной пошлины.

В бордель можно было устроиться с 16 лет (таким же был минимальный возраст вступления в брак). В 1901 году МВД запретило проституцию для девушек младше 21 года, в 1903 году это положение было закреплено новым «Положением об организации надзора за городской проституцией в Империи».

"Она усмехнулась и сказала:
- Да кто ж меня возьмет с желтым билетом?"

Л.Н. Толстой. «Так что же нам делать?»

«Пойти по желтому билету» или «пошла по желтому билету» - эвфемизм, обозначающий, что девушка занялась проституцией. Например, так говорится о проститутке Соне Мармеладовой из романа Достоевского «Преступление и наказание».

"Ведь надобно же, чтобы всякому человеку хоть куда-нибудь можно было пойти. Ибо бывает такое время, когда непременно надо хоть куда-нибудь да пойти! Когда единородная дочь моя в первый раз по желтому билету пошла, и я тоже тогда пошел… (ибо дочь моя по желтому билету живет-с…)"

Ф.М. Достоевский. «Преступление и наказание»

Уже из источников XVII века известно о профессиональных путанах на Руси: они трудились при общественных банях, кабаках и прочих заведениях. В XVIII веке существовали нелегальные публичные дома. Пользовались услугами девиц и в армии - не зря при Петре I в воинских артикулах отдельно оговаривалось: «Никакие блудницы при полках терпимы не будут». Уличная проституция, разумеется, тоже существовала.

Долгое время торговля собой находилась под запретом. Падшим женщинам грозили штрафы, побивание кнутом, тюрьма, ссылка в Сибирь. Так, император Павел I в 1800 году велел ссылать проституток на иркутские фабрики. Но все это не помогало - женщины с пониженной социальной ответственностью продолжали работать и разносить болезни.

Ситуацию изменил император Николай I - человек жесткий и любивший во всем порядок. При нем в в 1843 году в Петербурге учредили Врачебно-полицейский комитет, поставивший путан на государственный учет и контролировавший дома терпимости. Главной задачей комитета Стала борьба с венерическими заболеваниями - «недопущение распространения любострастной болезни». Проституция в Российской империи была де-факто легализована.

По новым правилам у девушек из борделей стали изымать паспорта и выдавать вместо них заменительные билеты - за цвет в народе их прозвали «желтыми билетами». Проституток обязали регулярно проходить медицинский осмотр. Путаны, вставшие на официальные учет, освобождались от уголовного наказания.



Однако справиться с венерическими заболеваниями легализиация не помогла. Медосвидетельствование проституток производилось только «ради казенного порядка», жаловались медики в конце XIX века. Даже в Петербурге, при «образцовом» надзоре, «в течение 4 часов врач зачастую должен осмотреть 200 женщин, а то и более 300», сетовали специалисты. Не лучше обстояло дело с лечением.

С 1843 года вслед за Петербургом Врачебно-полицейские комитеты стали возникать и в провинции. В некоторых городах проституцию контролировали местные власти или напрямую полиция.

К началу XX века в России было зарегистрировано 2400 публичных домов и 15000 проституток. Кое-где появлялись целые «кварталы красных фонарей». К примеру, в Курске было пять борделей. Они находились рядом, и в районе постоянно дежурил городовой, а при полицейском участке действовал медицинский контроль.

В 1844 году Министерство внутренних дел выпустило «Правила для содержательниц домов терпимости», гласившие: «Бордели открывать не иначе как с разрешения полиции». «Разрешение открыть бордель может получить только женщина средних лет, от 30 до 60». «Содержательница обязана иметь списки состоящих в ее борделе женщин». (Цитаты приводятся по статье М. Н. Зюбан «Политика российского государства в отношении женской проситуции: середина XIX столетия - 1917 год».)

Бордели запрещалось открывать вблизи церквей, гимназий и школ. Согласно правилам, «воспитанники учебных заведений в тайные притоны допускаемы быть не могли».

По закону, содержательница публичного дома отвечала за здоровье и поведение своих работниц, обязана была обеспечивать регулярный медосмотр. В 1861 году, при императоре Александре II, правила для борделей были ужесточены. Теперь открывать их могли лишь женщины 35-55 лет, подавшие чиновникам специальное прошение. Были введены наказания для бандерш за неявку девушек на медосвидетельствование.

«Правила для публичных женщин» от того же 1844 года дозволяли «публичным женщинам жить и не в борделях, а на квартирах, но только отнюдь не более как по одной».

В новые правила включили статьи о правах и обязанностях работниц: «Содержательницы обязаны обходиться с живущими у них женщинами кротко, не делать им никаких притеснений и не причинять им побоев». «Женщина , находящаяся в публичном доме, если пожелает обратиться к честной жизни, может, не заплатив долга хозяйке, оставить бордель, но не иначе как доказав свое желание исправиться, пробыв положенное время в Общине сестер милосердия, или другом подобного рода учреждении».

Из заработанных денег 25% получала сама «публичная женщина», а три четверти уходили хозяйке борделя - за «помещение, освещение, отопление, сытный и здоровый стол, необходимое белье, платье, башмаки». Чтобы содержательнице не обсчитывали девушек, проституткам заводили специальные расчетные книжки.



Помимо официальных «домов терпимости», в России продолжали существовать и нелегальные заведения. «Тайный разврат, допускаемый ныне в некоторых домах квартирными хозяйками, равно непотребство в банях, трактирах, портерных, кабаках и т. п. заведениях воспрещается», - говорилось в «Правилах для содержательниц тайных притонов для распутства» МВД от 1861 года. Выявленные притоны ставили под контроль государства.

В бордели зачастую шли бедные горожанки, крестьянки, прибывшие на заработки и не нашедшие места в городе, юные девушки-подмастерья, сбежавшие от жестоких мастеров и мастериц. По статистике, 70% российских проституток были моложе 25 лет, а среди «нелегалок» попадались даже девочки 10-12 лет. Большинство проституток не имели ни отца, ни матери.

Лишившись паспорта и получив взамен желтый билет, проститутки переходили в число «профессионалок». После этого шансов вернуться в обычную жизнь было мало.

Проститутка считалась человеком второго сорта: она должна была получать в полиции разрешение, если собиралась куда-то поехать, сдавать проститутке квартиру тоже можно было лишь с разрешения полиции.

Тем не менее, работа в легальном борделе считалась более престижной, чем незаконный труд на панели.



Однако был и слой более «высокопоставленных» девушек легкого поведения: содержанок, служанок, хористок - певичек с сомнительной репутацией. «В Петербурге среди таких секретных проституток имеются преподавательницы, продавщицы в магазинах, девушки, живущие в семьях, родные которых занимают видное положение, даже учащиеся, оставляющие свою профессию после окончания учебного заведения», - сообщал дореволюционный Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона.

Таких «жриц любви» уличить было сложнее, и надзора они избегали. «Везде, можно сказать, попадают под надзор проститутки менее состоятельные, - отмечал в 1897 году представитель МВД доктор Штюрмер. - Агенты недостаточно искусны, а притом не имеют порой возможности уличить проститутку высшего полета... Полиция, не желая задавать себе лишнего труда и наживать неприятности, ограничивается только забором захудалых и бродячих женщин» (цитата по «Большой медицинской энциклопедии» 1933 года).

После революции 1917 года новые власти объявили ночных бабочек «жертвами капиталистического строя», а проституцию запретили.

В здании Комиссариата московского градоначальства под председательством комиссара Московского градоначальства Никитиан в среду в 7 ½ часов вечера состоялось совещание по вопросу о регламентации проституции.

После обсуждения целого ряда вопросов собрание высказалось за закрытие домов и квартир свиданий, а также отмену регистрации и всякого рода принудительно-административных мер, практиковавшихся ранее в порядке врачебно-полицейского надзора.

Кроме того, предложено: 1) учредить приюты для несчастных детей-сифилитиков; 2) отделения при лечебницах, где каждый больной мог бы бесплатно лечиться от венерических болезней, причем прием должен быть не в общей амбулатории; 3) уничтожить желтые билеты и т.д.

Источник: https://www.anews.com



Также на тему "Шаблоны и стереотипы."