Лопатин В.В.

22 апреля 2020 г.

Назад • Вверх • Далее

Конверсия как стилистический прием.


Языковая игра (нем. Sprachspiel) — термин Людвига Витгенштейна, введённый им в «Философских исследованиях» 1945 года для описания языка как системы конвенциональных правил, в которых участвует говорящий. Понятие языковой игры подразумевает плюрализм значений. Концепция языковой игры приходит на смену концепции метаязыка.

В отечественном языкознании термин вошёл в широкий научный обиход после публикации одноимённой работы Е. А. Земской, М. В. Китайгородской и Н. Н. Розановой, хотя сами лингвистические явления, обозначаемые данным термином, имеют достаточно длительную историю изучения. Как указывается в данной работе, это «те явления, когда говорящий „играет“ с формой речи, когда свободное отношение к форме речи получает эстетическое задание, пусть даже самое скромное. Это может быть и незатейливая шутка, и более или менее удачная острота, и каламбур, и разные виды тропов (сравнения, метафоры, перифразы и т. д.)». Исследователи изучают факты языковой игры в разговорной речи и считают, что языковую игру следует рассматривать как реализацию поэтической функции языка.

Конверсия (лат. conversiō «обращение», «превращение») — способ словообразования, образование нового слова путём перехода основы в другую парадигму словоизменения. Обычно получившаяся лексема принадлежит к иной части речи. Наиболее распространена конверсия как способ словообразования в тех языках, где многие морфемы являются нулевыми, таких как английский или китайский. Например, из англ. bet «ставить на кон» (с типично глагольной парадигмой англ. bet, bets, bet (прош. вр.), betting...) получается англ. bet из англ. bet «ставить на кон» (с типично глагольной парадигмой англ. bet, bets, bet (прош. вр.), betting...) получается англ. bet «ставка» (с типично именной парадигмой англ. bet, bets). Такое понимание конверсии (как исключительно словообразовательного процесса) предлагал, например, А. И. Смирницкий.

Существует и более широкое понимание конверсии (оно отстаивается, в частности, в работах И. А. Мельчука): она может рассматриваться как любая смена синтагматики (сочетаемости) языкового знака (не обязательно слова). При такой трактовке случаями конверсии можно считать, в частности, употребление слов одной части речи в функции других, например в русском: моё второе я (местоимение → существительное); большое спасибо (частица → существительное), столовая (прилагательное → существительное; см.: субстантивация). Такие процессы отличаются от конверсии в узком смысле не очень существенно: главным образом различие заключается в степени регулярности.

Кроме того, понятие конверсии можно прилагать и к другим языковым единицам. Так, возможно такое понимание русских пар типа ход/ходить, при котором одно из этих слов образовано от другого по конверсии, путём присоединения к основе формообразующих аффиксов соответствующей части речи. Иными словами, в слове ход, например, не выделяется нулевого суффикса — предполагается, что оно образовано путём соответствующей операции над основой глагола ходить.




Также на тему "Языковые ловушки и подставы."




Лопатин Владимир Владимирович


Тел.: +7 (982) 6259734   
simbioz2004@bk.ru
skype: vlopatinv